Чеченский кризис, враги России и возрождение русского нрода

1 Конфликт в Чечне еще далек от своего завершения, однако некоторые выводы из происходящего можно сделать уже сейчас. Впрочем, каких-либо сенсаций мы не обещаем: чеченские события лишь наглядно продемонстрировали то, о чем давно уже говорили русские националисты.

А говорили они, например, о том, что против России и русских давно уже ведется самая настоящая, “горячая” война - с убитыми, ранеными, обездоленными, потерявшими дом и родных. На второй полосе этого номера “Русского Порядка” читатель сможет ознакомиться лишь с малой толикой фактов, свидетельствующих о геноциде, развернутом чеченцами против русского населения Чечни. Факты эти в комментариях не нуждаются; добавим только, что, по данным руководства Терского Казачьего Войска, за последние пять лет чеченскими бандитами истреблено более 35 тысяч человек, значительная часть которых -русские ("Русский Вестник", 1994, № 45-52).Можно было замалчивать эти факты, можно было изображать их “отдельными досадными недоразумениями”, но теперьуже против России ведется такая война, что не скроешь- с применением реактивной артиллерии и многотысячных, организованных и сколоченных, воинских формирований.

Теперь видно также, что войну с Россией ведет не просто “преступное руководство Чечни” и что расхожей фразой “Преступность безнациональна” здесь не отделаться. Равно как и избитыми рассуждениями о “безответственных политиках” и их “амбициях”, из-за которых страдает “простой народ”. В том-то и состоит суровая правда жизни, что с Российской армией воюет значительная часть чеченского народа. И воюет она осознанно, ибо знает, что защищает. А защищает она не просто свою “свободу”, а свободу жить за счет русских, свободу безнаказанно грабить, унижать и убивать русских (усомнившихся снова отсылаем на вторую полосу этого номера газеты). “...Мы должны учитывать, - справедливо замечает начальник Центра общественных связей ФСК России генерал А.Михайлов, - что население в Чечне уже во многом криминализовано". То есть люди отучились работать и привыкли только воевать” ("Московский комсомолец", 7 декабря 1994). Можно сколько угодно лить слезы по поводу участи “ни в чем не повинных мирных жителей Чечни”, но у “ни в чем не повинных мирных жителей” не бывает в селах столько оружия, что изымать его приходится целой роте десантников. И танки в амбарах и гаражах у мирных жителей тоже не стоят. Нужно отдать себе отчет в простой истине: это оружие, эти танки не пущены “мирными жителями” в ход против русских только потому, что Российская Армия, не дала им такой возможности.

Тем, кто обвинит нас в клевете- на чеченский народ, мы напомним, что каждый раз, когда в России ослабевала центральная власть, чеченцы, подобно волкам, бросались рвать и грабить Россию. так было в XVIII - начале XIX века, когда Чечня жила за счет грабежа соседей, в том числе и русских терских казаков. Так было и в 1877 году когда чеченцы воспользовались начавшейся русско-турецкой войной, чтобы поднять антирусское восстание. Так было и в 1917 - 1919 годах, когда развал России большевиками позволил чеченцам жечь терские станицы и грабить русское население. Так, было и в 1942 году, когда приближение немецких войск к предгорьям Кавказа послужило для чеченцев сигналом к мятежу и образованию банд, орудовавших в тылу нашей армии. Так было и в 1991 - 1994 годах.

Но мы видим также, что Российская Армия способна положить конец этим бесчинствам. Нас пугают, что “российским военным придется уничтожить всех чеченцев”, и что “даже один уцелевший чеченец будет мстить за гибель своего народа” ("Аргументы и факты", 1994, №49). Однако жизнь уже опровергла эту выдумку пособников Дудаева: в занятых Российской Армией районах Чечни, конечно, случается всякое, но о партизанской войне - да еще до последнего человека - речи нет. И не может быть, ибо значительная часть чеченцев издавна покоряется силе, которая в этих районах теперь не на их стороне; изуверствовать же они привыкли только над слабыми. “Живущий в Мюнхене писатель Владимир Войнович” лжет, утверждая, что, “когда начинают говорить танки, проблема, которую они пытаются решить, становится неразрешимой. Это история уже много раз нам показала” (“Аргументы и факты", 1994, № 50). Не знаем, что показала история “живущему в Мюнхене писателю”, но нам, русским, она не раз демонстрировала обратное. И лучший тому пример - Чечня, которую именно мощь русского оружия и решительные действия генерала Н.И.Евдокимова заставили в 1857 -1858 годах покориться российской власти. “Трехдневный бой, происходивший на глазах всей Ичкерии, и большие потери, понесенные мятежниками, произвели огромное нравственное впечатление на местных жителей, убедившиеся в невозможности дальнейшей борьбы с русскими и в том, что пора снисходительного к нему отношения, миновала безвозвратно. Поворот к лучшему в настроении населения рельефно выразился в том, что, вслед за разбитием шайки Алибека, в отряд прибыли даргинцы и белгатоевцы с заявлением о прогнании партии имама и о готовности выполнить все наши требования”. А это уже эпизод из истории чеченского восстания 1877 года (Богуславский Л.А. История Апшеронского полка. Т.П. СПб.. 1892. С.466-467)...   :

Лжет С.Ковалев, утверждающий, что “с Кавказом, как показывает история, генералы справляться не умеют” ("Труд", 14 декабря 1994). Опять-таки не знаем, что там показывает история Ковалеву, но имена генералов, справившихся с Кавказом, нам хорошо известны. Вот они (записывайте, гражданин Ковалев): Алексей Петрович Ермолов, Александр Иванович Барятинский, Николай Иванович Евдокимов, Николай Павлович Слепцов, Яков Петрович Бакланов - генералы Кавказской войны 1817 - 1864 годов. И мы уверены, что пройдет еще немного времени - и мы дополним этот список именами генералов Куликова, Бабичева и других военачальников Российской Армии. Подчеркнем еще раз: чеченский конфликт - это первый за последние годы удачный (пусть и не в такой степени, как хотелось бы) опыт защиты русских государственных и национальных интересов от посягательств наших обнаглевших соседей.

Чеченский конфликт высветил и еще одну сторону суровой правды жизни (о которой опять-таки не уставали напоминать русские националисты) - тот факт, что посягательства на территориальную целостность России стали уже повседневной реальностью. Ведь вот уже и “суверенная Чувашия” постановила, что не разрешит использовать своих призывников за пределами своей территории. А у президента Ингушетии Р.Аушева уже хватает наглости заявлять, что “Ингушетия - не проходной двор для карательных частей российской армии” ("Народная газета Московского региона", 15 декабря 1994). То есть, по Аушеву, территория России - не место для передвижения армии России? Но и здесь все будет зависеть от успехов нашей армии в Чечне. Полная победа над Дудаевым лучше любых нот и предупреждений заставит шибко суверенных князьков помнить о том, на территории какого государства они проживают и жируют. (Кстати, треть территории нынешней Чечни - это исконные русские земли, отданные когда-то большевиками под чеченское иго). Некоторым, кажется, уже кое-что понятно. “Кавказские народы готовы объединиться для защиты Чечни”, - заявил в середине декабря 1994 годапрошедший в Назрани “съезд репрессированных народов” ("Вечерняя Москва", 14 декабря 1994). Прошло уже три месяца, а “объединения” что-то не видать - и причиной тому Российская Армия, показавшая, что шутить с любителями играть в абреков она не намерена.

Чеченский конфликт вновь подтвердил тезис русских националистов о готовящемся подчинении России создаваемому на наших глазах “мировому Правительству”. Иностранные политики и эмиссары международных организаций, указывавшие нам, как следует вести себя на нашей же собственной территории, признавали, что Чечня - это неотъемлемая часть России. И тем не менее указывали, считая себя вправе вмешиваться во внутренние дела суверенного государства. Ибо для мирового правительства, адептами которого являются эти деятели, границы и национальный суверенитет не будут означать ровным счетом ничего. Особенно в случае с нашей страной, этим кладезем сырьевых ресурсов, которых скоро перестанет хватать “мировому сообществу”. Обкатка, опробование методов работы грядущего мирового правительства финансовых олигархов и происходит сейчас на “российском тренажере” под прикрытием лозунга о “правах человека”, якобы нарушаемых Российской Армией в Чечне.

На примере чеченского кризиса мы еще и еще раз убеждаемся в том, что у России друзей нет, что трудностями России в любой момент готовы воспользоваться даже те, в ком едва теплится жизнь. Например, Азербайджан, терпящий поражение за поражением на армянском фронте, но все же посылающий своих боевиков на помощь Дудаеву. Или Эстония, которая за недостатком населения, никак не может набрать армию больше, чем в два батальона, но которая все-таки не упускает случая лягнуть Россию, дебатируя вопрос о признании Дудаева, и из которой едут в Чечню женщины-снайперы убивать наших офицеров и солдат.

События в Чечне подтвердили прогноз русских националистов и относительно подлинной сущности тех, кто именует себя “оппозицией”. Взяв сторону Дудаева, коммунисты в очередной раз доказапи, что борются не с врагами России, а лично с Б.Ельциным, что на интересы России им наплевать. Впрочем, нет ничего удивительного или неожиданного в том, что В.Ампилов копирует своего кумира Ленина, призывавшего добиваться поражения своего правительства в Первой мировой войне. Правда, Ленин тогда вслух хоть Русскую армию не трогал...

Еще лучше, чем прежде, высветилось лицо и другого нашего внутреннего врага - изменнической прозападной интеллигенции. Символом ее отныне становится Сергей Ковалев - “правозащитник”, демонстративно защищающий чеченцев и не защищающий русских; человек, которого Министр обороны П.С.Грачев справедливо назвал “врагом России”. Нам нечего прибавить к этой оценке, перед нами действительно эталон русофоба, на котором “пробы ставить негде”. Однако деяния защитника чеченцев и ненавистника русских С.Ковалева или Анатолия Приставкина, призывающего поощрять дезертирство из Российской армии, - это лишь надводная, видимая часть айсберга подрывной деятельности интеллигенции. Невидимая же, точнее, не столь заметная (но именно поэтому и более опасная) часть - это развернутая прозападной интеллигенцией изощренная психологическая война против русского народа, против русского национального самосознания, против русского духа.

Если просмотреть демократическую прессу за декабрь 1994-го - февраль 1995 года, станет видно, как из русского народа стремятся вылепить быдло, аморфную биологическую массу, амеб, которых интересуют только цены на водку, “Санта Барбара” да личная жизнь Сергея Мавроди (или кого там еще). Мы нигде не встретим откровенных призывов типа: “Бей русских!” или “Защищай Дудаева!”. Русофобы-журналисты действуют тоньше, они стремятся исподволь приучить народ к мысли, что честь Родины и Нации, территориальная целостность России, государственные и национальные интересы, национальная солидарность, само национальное чувство суть смешная и вредная ерунда, что все это имеет значение только для ненормальных. Дескать, банку пива-то у тебя чеченцы не отнимают, чего ж тебе еще надо? Пей и радуйся... Вот, например, пируэты самого умного и способного из демократических газетиров - “московского комсомольца” А.Минкина. “Когда война, когда появилась, наконец ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНАЯ ЗАДАЧА, когда у России появился наконец реальный полувнешний враг, - человек превращается в ноль. В тот самый винтик, каким он и был в недавнюю эпоху” ("Московский комсомолец", 16 декабря 1994). Начато, как говорится, за здравие, а закончено за упокой - не сразу и осознаешь, что перед тобой классический образец приема, именуемого в логике и ораторском искусстве “подменой тезиса”. Проще говоря, лжи.А ВОТ пример более топорной русофобской работы: “Не знаю, как чеченцы, а русские, я лично уверен, проголосуют в большинстве засуверенитет Чечни, даже не вспомнив о геополитических интересах России” ("Труд", 14 декабря 1994). Сергей Ковалев, автор этого пассажа, по видимому, уже решил, что дело сделано, что русские уже превратились в жвачное быдло, с которым церемониться больше нечего: я уверен и точка... Так же, наверное, считает и Джохар Дудаев, имевший наглость заявить, что “Чечня никогда не находилась в составе России” ("Аргументы и факты", 1994, № 49).

Враги русского народа уже уверены, что русский народ стал ничего не соображающим стадом, которое проглотит любую ложь, любую-мерзость и попросит еще... Но они в очередной раз выдают желаемое за действительное, ибо чеченский КОНФЛИКТ воочию показал, что русский народ жив, дееспособен и может отстоять свои интересы, что Держава и Нация для него - не пустой звук. Мы видим это по тому, как держится в Чечне наша Российская, Русская Армия. “В Грозном я впервые встретил солдат, которые считают, что сначала надо “дожать” противника, победить, а уж потом ехать на “дембель”, - пишет корреспондент “Комсомольской правды” А. Хохлов ("Комсомольская правда", 2 февраля 1995). Та же газета повествует о раненых солдатах-десантниках, отказавшихся выходить из боя, о русских офицерах, добровольцами вызывающихся на самые трудные и рискованные задания.

Честь и Слава этим людям, на деле доказавшим, что они являются цветом русской нации!

Да, война в Чечне - как и любая справедливая война - дала нашей армии возможность ощутить себя Армией, защитницей Родины и Нации, не зря евшей народный хлеб. Армия изведала естественное чувство ненависти к врагу, святое чувство мести за боль и обиды России, за погибших товарищей. В Чечне происходит Возрождение Русской Армии - хранительницы Русского Духа, гаранта существования Русского Народа. А это значит, что не за горами и Возрождение Русского Народа, Русское Национальное Возрождение, что не за горами Слава России!

Вечная Слава погибшим за Россию!

Слава Российской Армии!