Закон, что дышло... Или о том, кто разжигает гражданскую войну

Сегодня мы уже не удивляемся тому, что жили и живем в деспотическом, тоталитарном государстве, осуществляющем геноцид Русского народа. В результате этого геноцида в стране установится хотя и не записанный на бумаге, но, тем не менее, четко действующий механизм апартеида. Чем еще можно объяснить тот факт, что среди рабочих и военнослужащих, то есть в социальных группах с самым низким статусом (максимальная трудо- и энергоотдача, минимальная зарплата, самая низкая социально- бытовая устроенность и т.д.), подавляющее большинство составляют Русские люди, -зато в таких социальных группах как деятели культуры, науки, работники средств массовой информации, предприниматели, политики - Русских почти нет? В этой связи небезынтересно пронаблюдать действие механизмов дискриминации. Сделать это нетрудно: подчас достаточно просто сопоставить всем, казалось бы, известные факты.

За последнее время работниками прокуратур различных городов и районов практически одновременно было возбуждено около 40 уголовных дел по пресловутой 74-й статье УК РФ (разжигание национальной розни) против людей, издававших национально-ориентированные газеты и возглавляющих национально-патриотические организации.

Одновременность и массовость говорят о целенаправленной кампании, что является признаком «старого доброго» тоталитарно-коммунистического времени, с которым так усердно боролось нынешнее демократическое руководство. Но не будем о демократах: о покойниках (политических покойниках), как говорится, плохо высказываться не принято.

Поговорим о действиях работников прокуратуры. Не имея возможности рассмотреть все 40 случаев возбуждения уголовных дел, остановимся на нескольких, наиболее известных и типичных.

Алексей Маратович Батогов - издатель газеты «Русское Воскресение»; в своей газете проповедовал национально-патриотические идеи. В один прекрасный день двери его квартиры взломал вооруженный автоматами усиленный наряд милиции. Батогов был подвергнут аресту и помещен в тюрьму - в связи с тем, что против него возбуждено уголовное дело по 74-й статье. Алексей Маратович - немолодой человек, инвалид детства, не представляющий социальной опасности. Но следователь прокуратуры избрал именно такую меру пресечения и продержал больного человека в тюрьме до первого судебного заседания. На этом заседании суд изменил меру пресечения и отпустил Батогова из-под стражи, чем косвенно признал необоснованность действий следователя.

Еще более вопиющим фактом является арест Алексея Андреева - жителя Санкт-Петербурга, издателя национально-патриотической газеты «Народное дело».

Однажды на улице к Андрееву подошли несколько мужчин, показавших удостоверения работников Министерства безопасности. Не предъявляя никаких ордеров с санкцией, они надели на него наручники, подвергли личному обыску и отвезли к следователю прокуратуры, который цинично объяснил Андрееву, что тот приглашен в качестве свидетеля по уголовному делу против его газеты. Поскольку при незаконном, несанкционированном обыске у Андреева изъяли выкидной перочинный нож (такой продается в любом кооперативном ларьке), следователь заодно возбудил и уголовное дело по обвинению в ношении оружия, взяв с Андреева подписку о невыезде. Обалдевший от такого поворота правовой демократии Андреев, конечно, нарушил подписку и сбежал в Москву, где все это нам и поведал. Впоследствии за нарушение подписки он был арестован и заключен в тюрьму, где до сих пор и находится и где объявил голодовку.

Можно еще рассказать о редакторе газеты «Пульс Тушина» Фомичеве, но... рассказывать, собственно, нечего, так как уголовное дело против него пытаются возбудить и вовсе по анонимному заявлению.

Всегда ли и ко всем так строги работники прокуратуры?

Вспомним зверское убийство любимца Русской молодежи, Русского певца, поэта, композитора Игоря Талькова - преступление, которое потрясло всю страну. Сегодня уже не секрет, что в убийстве подозревается Валерий Шляфман, директор-антрепренер Талькова. Сегодня он проживает в Израиле и, в отличие от Батогова и Андреева, на жизнь и прокуратуру не жалуется. Как же получилось, что подозреваемый не в каком-то эфемерном «разжигании розни», а в конкретном тяжком преступлении, зверском убийстве Русского певца Игоря Талькова - Шляфман - оказался не в тюрьме, а в Израиле?

Не будем томить читателя нашими и его собственными предположениями. Предоставим слово для ответа на этот вопрос самому Валерию Шляфману.

Итак, вопрос журналиста: «...Как вы проходили по делу (об убийстве Талькова - ред.)?»

Ответ Шляфмана: «В качестве свидетеля. На втором допросе следователь сказал, что мне лучше уехать, потому что два человека дали показания против меня» (см. статью «Кто убил князя русской песни?», помещенную в выходящей в Москве сионистской газете «Москва-Иерусалим» No.2, 1992 г., с. 4).

Итак, по совету следователя, уже будучи подозреваемым в убийстве Талькова, Шляфман уезжает за границу, в Израиль.

Подведем итог. Русским, по необоснованному и еще не доказанному обвинению в «разжигании розни» и антисемитизме - арест. Шляфману, за вполне конкретное убийство - беспрепятственный выезд в Израиль.

Кстати, об антисемитизме. Сегодня много говорится и пишется об убийстве Сергея Есенина - Русского поэта. Наверное, немаловажным покажется такой факт: по архивным данным, к моменту убийства против Есенина было возбуждено 10 уголовных дел из них пять уголовных дел - за разжигание антисемитизма, по пресловутой статье, принятой в 1918 году по инициативе Льва Бронштейна (Троцкого).

Вполне очевидно, что в приведенных нами случаях работники прокуратуры руководствовались не законом, а поговоркой: «Закон что дышло - куда повернул, туда и вышло».

Вот так на деле осуществляется - по национальному признаку - правовая дискриминация одних и правовой протекционизм в отношении других.

Мы проанализировали ситуацию, сделали вывод, но закончить на этом, видимо, было бы неправильно. Потому что, кроме поговорки: «Закон что дышло...», у Русского народа есть и другая: «Как аукнется, так и откликнется».

Некоторые работники прокуратуры и правоохранительных органов, в своей холуйской угодливости попирающие закон, потерявшие честь и совесть, потеряли к тому же и элементарное чувство самосохранения. Сегодня они - желая еще на какое-то время сохранить свое место - идут на нарушение законов, на подтасовки - лишь бы угодить нынешним кратковременным правителям. В своих кабинетах они, видимо, не чувствуют кардинального изменения общественно-политического климата. Чувство здорового Русского Национализма неотвратимо наполняет душу и сознание Русских людей. Очень скоро Национализм станет неотъемлемым, руководящим чувством каждого Русского, и тогда, так же скоро и неизбежно, произойдет установление в России Национальной власти. Вот тогда-то и откликнется сторицей! Или, может быть, холуи наивно думают, что шляфманы приготовили им место в Израиле?