Знающий прошлое - видит будущее

 

Окончание. Начало http://soratnik-rne.umi.ru/r_p/2_5_mart_1993/08/

Нынешнее положение России многим кажется небывало отчаянным и безнадежным. Внутренний государственный, политический и экономический кризис, отсутствие национального единства, враждебное и полувраждебное, едва прикрытое маской показной доброжелательности окружение - все это действительно может показаться непреодолимо тяжелым.

Но если внимательно изучить историю России, то окажется, что Русь знавала не менее тяжелые времена - и всегда находила в себе силы, выдвигала вождей и преодолевала, казалось бы, непреодолимые трудности. В этих суровых, но героических временах мы можем обрести и силу, и пример. Конечно, для этого нужно увидеть нашу историю непредвзято, учесть, что фальсифицирование ее началось задолго до 1917 года.

К середине XVI века внешнее положение России было критическим, если не сказать - катастрофическим. Со всех сторон Русь окружали враждебные и агрессивные соседи.

На северо-западе укрепившиеся в Прибалтике ливонские немцы с XIII века практически постоянно находились в состоянии войны с Русью. Не были исключением и XV-XVI столетия - время систематических военных походов ливонцев (а подчас и шведов) с целью захвата Пскова и подчинения богатых Новгородских областей. Это вынуждало Русских вести кровопролитные войны, отстаивать свои исконные территории.

С запада Русское государство подвергалось частым нападениям литовцев и поляков, претендовавших на наши западные земли и, в первую очередь, - на древнейший Русский город Смоленск.

С юга, юго-востока и востока соседями были, соответственно, Крымское, Астраханское и Kазанское ханства. Здесь достаточно будет сказать, что значительную часть своей, если можно так выразиться, экономики эти паразитические государства строили за счет продажи пленных, которых они захватывали в ежегодных набегах на Русскую землю.

Мало того, что в плен-рабство в огромных количествах угонялась производящая часть населения - предпочтение отдавалось ремесленникам, а это приводило к экономическому упадку. Уводимые в плен были в основном молодыми людьми, а это вело к подрыву генофонда нации и снижению ее численности.

Не было врагов - у России, пожалуй, только на севере - потому, что севернее Русских жили белые медведи.

При столь жестоких внешних условиях для выживания Нации и государства, для быстрой и умелой концентрации национально-государственных сил в нужном месте и в нужное время требовалась жесткая централизация власти. Действительно, суровые XV и XVI века заставляли Русских постоянно содержать огромное войско, численность которого подчас доходила до 180 тысяч человек. И Россия имела такое войско да при этом еще добилась значительного экономического роста, процветания. Этим она была обязана централизованной власти. Собственно, весь политический опыт Руси эпохи средневековья был движением к такой политической модели как единственно пригодной для выживания Национального государства в тех конкретных условиях.

Таково было внешнеполитическое положение России к 1547 году, ко времени венчания на царство 16-летиего Ивана IV Васильевича, прозванного впоследствии Грозным. Но эта критическая ситуация еще и катастрофически усугублялась тяжелым внутринациональным и внутрирелигиозным кризисом.

Ко времени воцарения Ивана IV внутри Русского Народа оформилась духовная и социально-экономическая самоизоляция значительной части высшего управляющего слоя, представленного удельными князьями, боярством, крупным поместным дворянством и частью духовенства. Стратегические интересы Нации и Национального государства требуют обеспечения постоянного и динамичного выдвижения на руководящие посты творческих, волевых людей; только в этом случае Нация и государство развиваются и остаются сильными. Неумение понять это, неумение встать выше личных, сиюминутных интересов и подчинить их интересам общенациональным приводило к стремлению значительной части высшего правящего слоя навсегда закрепить за собой и своими потомками свое высокое социально-политическое положение. Это вызывало самоизоляцию правящего слоя внутри Нации, а самоизоляция, в свою очередь, вела к деградации и ослаблению Национального государства. Желая обосновать свое стремление к подобному положению вещей, высший управляющий слой становился заложником так называемого аристократического либерализма, суть которого заключается в следующем. Стремясь оставаться полновластными и единоличными хозяевами своих уделов, вотчин, поместий, высший правящий слой проповедовал аристократизм в своих взаимоотношениях с основной массой Русского Народа - крестьянами, ремесленниками, купцами, воинами,- ставя себя несравненно выше их. Дошло до того, что названия целых социальных групп (смерды, чернь, холопы) в устах верхушки превратились в ругательства (не правда ли, это очень напоминает нынешних перестройщиков, которые весь Русский Народ, несогласный с их перестройкой, считают люмпенами и быдлом?

С другой стороны, когда речь заходила об их собственном подчиненном положении по отношению к великому князю или царю, об их обязательствах перед государством, они становились завзятыми сторонниками либерализма, то есть не желали подчиняться, заявляя, что только Бог им судья и государь. То есть возводили собственную личность в ранг высшей ценности. В тяжелейшие для России времена подобная позиция высшей знати, не только не соответствовала интересам выживания Нации и Государства, но и приводила к прямому и позорному предательству Национально-государственных интересов.

Наглядным примером подобного предательства является измена князя Андрея Курбского, этого первого «забугорного правозащитника».

Много поколений разночинной интеллигенции умилялось письмами этого подонка, в которых он обличал «тиранию» Ивана IV. Но мало кто их этих интеллигентов указал, что Курбский писал свои письма из враждебной Литвы, куда сбежал, предварительно ограбив казну вверенного ему для управления и обороны Русского города. А сбежал он потому, что боялся разоблачения после того, как - опять же за деньги - раскрыл литовцам маршрут движения Русских военных отрядов. Воспользовавшись этим, литовцы атаковали Русские войска на марше, что привело к огромным потерям среди Русских воинов. Предательство Нации - закономерный итог аристократического либерализма.

Подобная внутриполитическая ситуация усугублялась еще одним обстоятельством. Как известно. Русская Нация сплачивалась на основе Православной Веры, которая фактически была Единственной Русской Идеологией.

Как опять же известно, Православие требует совестливого отношения не только к ближним, но даже и к личным врагам.

Это требование Православной Веры приводило правящие сословия, приверженные аристократическому либерализму, к разладу с собственной совестью и психикой. Ведь они поступали не по совести даже с собственными единокровными братьями-Русскими.

С другой стороны. Православная Вера требует от человека умения смирять гордыню, а как раз этого менее всего хотело боярство.

При таком положении вещей, когда высшая знать, с одной стороны, не желала признавать над собой высшего государственного руководства в лице государя, а с другой - стремилась стать единовластным хозяином собственных подданных, для нее возникла необходимость дать религиозное обоснование аристократическому либерализму. Оно не замедлило появиться в виде «ереси жидовствующих» и начало быстро распространяться в среде высшей знати и части духовенства. В отличие от Православия, «ересь жидовствующих» не требовала совестливого отношения к людям иного вероисповедания - наоборот, нечестность и злоупотребления по отношению к иноверцам поощрялись и ставились в заслугу. Таким образом, принявший обряд обрезания и ставший «жидовствующим» представитель знати избавлялся от морально-нравственных обязательств перед государем и народом, поскольку те были иной веры: «жидовствующие» считали их как бы низшими.

Именно по этой причине «ересь жидовствующих» стала быстро распространяться среди высшей знати, богатого купечества и части духовенства. Дошло даже до того, что последователь «жидовской ереси» митрополит Зосима в 80-90-х годах XV века оказался во главе Русской Церкви. Русское государство, Святая Русь, Третий Рим, оказалось перед реальной угрозой превращения в некое подобие Хазарского каганата, в котором правящая верхушка исповедовала иудаизм, а основная часть населения - другие религии.

Это вело к религиозному расколу и перерождению Нации со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Вот в такое тяжелейшее время и пришлось возглавить Русское государство Ивану Васильевичу Грозному. В этих условиях он избрал единственно верный путь и в продолжение своего 37-летнего царствования служил только Православию, Русской Нации и Русскому Государству. Прежде всего, опираясь на мелкопоместное дворянство и простой народ, он осуществил мероприятия Национальной революции. Разрушил самоизоляцию высшего управляющего слоя и открыл доступ к служению государству талантливым и волевым представителям простого народа. С помощью представителей народа - опричников - обезвредил антинациональную, антигосударственную, либерально-аристократическую часть боярства, укрепив тем самым единство государства. Победил и смирил всех внешних врагов. Продолжил дело новгородского архиепископа Геннадия и игумена Волоколамского монастыря Иосифа - дело укрепления Православия и очищения его от «ереси жидовствующих».

Многие консервативные историки склонны считать, что, если бы не твердое правление Ивана IV, то Россия могла бы не выстоять; по крайней мере, революция в ней произошла бы на 200 лет раньше, что было бы равноценно гибели.

Таковы краткие итоги правления этого величайшего Русского Царя. Не углубляясь сейчас в более подробное изучение личности и царствования Ивана IV, зададимся вопросом: насколько «тираническим» было в экстремальных условиях того времени, о которых рассказано выше, его 37-летнее правление? Для ответа на этот вопрос уместно будет процитировать отрывок из книги «Исторические Истоки», вышедшей в Москве, в издательстве «Русский язык», в 1989 году. «По свидетельству исторических документов, в годы опричнины было казнено 3000 человек. Всего же за 37 лет царствования Ивана Грозного с 1547 по 1584 годы в России было казнено 4000 людей разного звания-бояр, дворян, боярских и дворянских слуг, горожан и крестьян, обвиненных в различных преступлениях. После смерти Ивана IV, последовавшей 19 марта 1584 года, враги Российской государственности и сторонники «аристократического либерализма» неоднократно обвиняли русского царя в жестокости и называли его тираном.

Но если вспомнить, что в «цивилизованной» Англии за годы царствования короля Генриха VIII (1509-1547 гг.) было казнено более 72 000 «больших и малых-воров», а в «просвещенной» Франции только в ночь под праздник католического святого Варфоломея 24 августа 1572 года было без суда убито около 30 000 французов-гугенотов, то Иван Грозный не покажется нам более суровым, чем его жестокий век.

Преобразования Ивана Грозного и его опричнина явились заключительными актами длительной борьбы за централизацию государственной власти в России. Они нанесли удар по остаткам феодальной раздробленности.

От себя добавим, что эти преобразования и опричнина были единственно правильным Национальным путем, который обеспечивал не только выживание Нации в тяжелейших условиях, но и обеспечивал Русскому Государству высокое положение.

Каждый самостоятельно мыслящий человек может увидеть много общего между сегодняшним временем и тем суровым, но героическим прошлым, которое в состоянии послужить достойным примером для нынешнего поколения Русских людей.

Александр Баркашов.