«Евреев гнать в сторону противника...»

Ещё до германской войны при этнических евреях - депутатах 4-й Государственной Думы (Бомаш, Гуревич и Фридман) была создана «Коллегия еврейских общественных деятелей». В её задачи входило «совместное обсуждение с депутатами текущих политических вопросов». Выражаясь современным языком, это была вполне нормальная группа влияния, пробивавшая вполне конкретные интересы. Членами коллегии были: М.С. Алейников, «народный социалист», присяжный поверенный Л.Н. Брамсон, А.И. Браудо, лидер сионистского крыла кадетской партии Н.М. Винавер, адвокат О.О. Грузенберг, Я.Г. Фрумкин и другие уважаемые в либеральных и социалистических кругах господа.

Вскоре после начала войны «Коллегия еврейских общественных деятелей» создала специальное «информационное бюро», занимавшееся сбором материалов, характеризующих тяжёлое положение евреев в России. Иначе говоря, фиксировала все случаи нарушения «прав человека».

Собранные документы размножались в количестве 200-300 экземпляров и рассылались членам Государственной Думы, Государственного Совета, видным общественным и политическим деятелям. Жаль, что в то суровое время не существовало Хельсинских групп, ПЕН-клуба, НТВ Гусинского и парламента Совета Европы. Очень жаль.

Известно, что «Информационное бюро» самым тщательным образом проверяло поступающие данные, имея в виду, что апокрифичность одного из документов бросала бы тень на все остальные. Таким образом, собранные материалы не вызывают ни малейшего сомнения, ибо они прошли проверку и внутреннюю цензуру на предмет достоверности. Развёрнутые материалы, как батальное полотно, говорят сами за себя. Они, право, настолько красноречивы и достоверны, что какие-либо комментарии отпадают за ненадобностью. Остаётся только низко поклониться «еврейским общественным деятелям» за кропотливую работу, проделанную во имя торжества исторической правды. К сожалению, обилие материала не позволяет привести его целиком, поэтому мы ограничимся только наиболее яркими моментами, проливающими свет на «еврейский вопрос» в период Первой Мировой войны.

Начнем подборку с Приказа войскам временного военного генерал-губернатора Галиции, подписанного во Львове 4 октября 1914 года:

«В виду развившегося шпионажа со стороны евреев, немецких колонистов и разного рода пришельцев, Главнокомандующий армиями Юго-Западного фронта приказал:

1. Евреев, немецких колонистов, кроме особо надежных поставщиков, в войска не допускать. При встречах войск на пути следования с евреями и немецкими колонистами принимать меры к тому, чтобы эти лица не могли пересчитать количества войск или обозов или узнать названия частей, при попытках этих лиц к сопротивлению или к побегу, действовать решительно и без промедления оружием...»

Ещё один приказ, помеченный 27 ноября 1914 года, - войскам укрепленного района, крепость Новогеоргиевск:

«В немецких газетах попадаются статьи, в коих говорится, что в лице русских евреев немцы встретили надежных союзников, которые помимо снабжения продовольствием являются лучшими, зачастую бескорыстными друзьями, готовыми на все услуги, если это клонится в ущерб русским интересам. В немецкой победе евреи видят спасение для себя от царского гнета и от притеснения поляков. Аналогичные сведения продолжают поступать и от войск.

В целях обеспечения войск от вредных действий еврейского населения, Главнокомандующий приказал при занятии населенных пунктов брать от еврейского населения заложников, предупреждая, что в случае изменнической деятельности какого-либо из местных жителей заложники будут казнены. При занятии населенных пунктов надлежит, путем тщательного обыска, убедиться, нет ли здесь приспособлений для беспроволочных телеграфирований, сигнализации, голубиных станций, подземного телеграфа и проч., поступая с прикосновенными к этому лицами по всей строгости закона».

Подпись - начальник укрепленного района генерал от кавалерии Бобыр.

А вот объявление русского командования, того же времени, предназначенное для польских евреев:

«Опыт нынешней войны обнаружил явно враждебное отношение еврейского населения Польши, Галиции и Буковины.

При каждом оставлении нашими войсками какой-либо местности и занятии затем той же местности нашими врагами, на дружественное нам население сыплются многочисленные кары, главным образом на основании доносов евреев, натравливающих австрийские и германские власти на местное население.

Чтобы освободить это население от преследования, а наши войска от шпионажа, которым евреи занимаются на всем нашем фронте, Верховный Главнокомандующий воспретил евреям пребывание в районе Армии и въезд их в район западнее города Ярославля и в видах предупреждения случаев оклеветания мирного населения, а равно в видах обнаружения шпионов-евреев, приказал брать заложников, к которым будет, равным образом, применяться наказание - смертная казнь через повешение»

Перевод с польского.

31 марта 1915 года Главный начальник снабжения армий Юго-Западного фронта (подпись не разборчива) издает приказ No.1845 следующего содержания:

«По имеющимся сведениям, благодаря обилию в обозах и тыловых учреждениях евреев нижних чинов и общению их с галицийскими местными евреями, австрийские шпионы получают сведения о жизни тыла и фронта, черпая их либо от галицийских евреев, либо от русских евреев - нижних чинов.

Кроме того, пользуясь, под предлогом служебных надобностей, правом свободного проезда в Россию, русские нижние чины - евреи провозят письма и посылки, чем устраняют цензуру первых, просмотр последних.

Во избежание сего нежелательного явления, Главнокомандующий приказал всех евреев нижних чинов, годных к строевой службе и находящихся ныне в тыловых учреждениях, немедленно перевести в запасные батальоны, в коих выдержать их для обучения шесть недель, после чего отправить в полки, где иметь под особым наблюдением».

Скрепил: генерал-майор Сергиевский. Люблин.

Командир Н-ского корпуса приказал сообщить всем до последнего рядового, о происшедшем в ночь с 27 на 28 апреля 1915 года:

«Выполняя поставленную задачу, 151 Пятигорский полк занял деревню Кужи и расположился. До прихода наших частей в эту деревню в подвалах евреями были спрятаны немецкие солдаты, и по сигнальному выстрелу Кужи запылало в разных местах, а спрятанные немцы бросились к дому командира Пятигорского полка. Одновременно началось наступление неприятеля (два батальона с кавалерией), который, уничтожив наши заставы, обрушился на деревню. Когда дом, объятый пламенем, стал рушиться, командир полка полковник Данилов приказал сжечь знамя, сохранив скобу. После исполнения приказания, Данилов выскочил в окно и был убит. Подошедшим частям Пятигорского полка удалось вытеснить противника и извлечь остатки обгоревшего знамени из развалин печки...»

Подлинно подписал: полковник Федотов.

Среди документов, собранных «еврейскими общественными представителями», имеется некое экстренное распоряжение полицейским урядникам, без выходных данных, датированное 12 мая 1915 года:

«Вследствие предписания г. И. д. Уездного начальника от 11 мая с.г. за No.699 о том, что по распоряжению Верховного Главнокомандующего поголовное массовое выселение евреев может быть заменено взятием заложников из неправительственных раввинов и богатых евреев, с предупреждением, что в случае измены со стороны еврейского населения заложники будут повешены. Предлагаю вам немедленно представить списки лиц, кои могут быть взяты заложниками с указанием их места прописки, возраста, семейного, общественного и имущественного положения».

Из приказа по 18 корпусу от 14 мая 1915 года:

«Евреев гнать в сторону противника, не оставляя ни одного в районе войск».

Примерно в это же время капитан Герасимов, этапный комендант города Мостиско, принимает жесткое решение:

«Объявляю жителям города Мостиско и окрестных поселений, что евреи выселяются за то, что они выдавали австрийским властям русских и поляков...»

Обратимся к ещё одному любопытному документу эпохи - секретному циркуляру No.100186, вышедшего из Департамента полиции по б-му Делопроизводству 9 января 1916 года:

«По полученным в Департаменте полиции сведениям, евреи посредством многочисленных подпольных организаций в настоящее время усиленно заняты революционной пропагандой с целью возбуждения общего недовольства в России, преступной агитацией в войсках и крупных промышленных и заводских центрах Империи, а равно подстрекательством к забастовкам.

Намереваются вызвать общее недовольство и протест против войны путем голода и чрезмерного вздорожания жизненных продуктов. В этих видах злонамеренные коммерсанты, несомненно, скрывают товары, замедляют их доставку на места, и, насколько возможно задерживают разгрузку товаров на железнодорожных станциях.

Благодаря недостатку звонкой монеты в обращении, евреи стремятся внушить населению недоверие к русским деньгам, обесценить таковые и заставить, вкладчиков брать свои сбережения из государственных кредитных учреждений и сберегательных касс, а металлическую монету, как единственную, якобы, имеющую ценность, прятать. По поводу выпуска разменных марок евреи усиленно распространяют среди населения слухи, что Русское правительство обанкротилось, так как не имеет металла даже для монет.

Вместе с тем еврейские агенты повсеместно скупают по повышенной цене серебряную и медную монету. По тем же сведениям, широкое участие евреев в опасной преступной деятельности объясняется стремлением их добиться отмены черты еврейской оседлости, так как настоящий момент они считают наиболее благоприятным для достижения своих целей путем поддержания смуты в стране.

Об изложенном Департамент Полиции сообщает Вам для сведения».

В конце декабря 1915 года начальник штаба Верховного главнокомандующего обратился с письмом к председателю Всероссийского Земского Союза князю Г.Е. Львову:

«По имеющимся в Штабе Верховного Главнокомандующего сведениям, - говорилось в нём, - в учреждения Всероссийского Земского Союза принимаются на службу лица еврейского происхождения, среди которых есть уклоняющиеся от отбывания воинской повинности или стремящиеся проникнуть в действующую армию со специальной целью партийной агитации».

И далее:

«Принимая во внимание, что означенные лица своею деятельностью могут принести весьма существенный вред, считаю своим долгом обратиться к Вашему Сиятельству с просьбой не отказать в своём содействии к возможному устранению подобного нежелательного явления, в инженерных дружинах этот элемент, безусловно, вреден, а для дела – бесполезен».

Просьба... не отказать в своем содействии... к возможному устранению... Кисель, одним словом, а не власть.

Более конкретен был начальник Генерального штаба генерал Алексеев, который 19 января 1916 года в депеше на имя председателя Комитета Земского Союза Западного фронта Вырубову телеграфировал из Ставки:

«По требованию военного начальства прошу распоряжения немедленном увольнении из сформированных Инженерно-Строительных Дружин всех без исключения евреев и недопущения их впредь как в существующие, так и формируемые дружины. Точка. Если без евреев обойтись безусловно нельзя, в таком случае признаю наиболее целесообразным от помощи таких дружин совершенно отказаться. Точка».

Еще более жёсткие меры принял начальник Штаба 5-й армии генерал-лейтенант Миллер:

«Временно командующий 5-й армией воспретил иметь нижних чинов евреев в качестве телеграфистов, телефонистов, надсмотрщиков и вообще в телеграфных ротах, санитарами и особенно писарями всех категорий, причем ответственность за исполнение приказания возлагается на начальников частей, и приказание должно быть выполнено в недельный срок со дня получения приказания в части. Виновные в неисполнении приказания будут преданы суду, как за неисполнение приказаний в военное время»

Приказ от 2-го февраля 1916 г. No.9814/а.

Начальник Минского губернского жандармского управления извещал (документ No.637 от 7 марта 1916 года):

«По полученным сведениям в технических отделах организаций Союза Городов и Земств среди инженеров - русских и поляков - растет возбуждение, и даже враждебность по отношению к евреям, которые везде занимают более спокойные места, втискиваются в помощники руководителей и начинают интриговать, кроме того, относятся враждебно к войне и тыловой подготовке, высказываясь, что все наши старания ни к чему не приведут - часто намекают на негодность Высшего Командного состава.

За евреев стоят только земские деятели, техники и вообще специалисты - все против евреев и говорят, что раньше евреев знали по рассказам и вечной песне об угнетенном племени, а теперь, когда жизнь столкнула их с евреями в работе и совместной деятельности, они отшатнулись от евреев как от зловредного элемента; по их мнению, евреи вредны и опасны для русского народа».

Адресат жандармского полковника - Разведывательное отделение Штаба Главнокомандующего армиями западного фронта.

А вот предписание генерал-лейтенанта Гельмгольца, направленное главноуполномоченному Российского общества «Красного Креста» при Армии Юго-Западного фронта, оно также в тон предыдущим документам:

«Начальник Штаба Киевского военного округа сношением от 8 марта с.г. за No.1582/1176 уведомил меня, что по имеющимся сведениям, за последнее время на фронте военных действий участились случаи сдачи в плен нижних чинов - уроженцев Царства Польского.

Причиной сего является существование в тылу армии преступной организации, задавшейся целью путем агитации через особых агентов, в большинстве евреев, внушить нижним чинам польского происхождения, что для них, по занятии Польши германцами, миновала надобность в дальнейшей их службе в русских войсках, так как германское правительство будто бы возместило польскому населению все убытки, причинённые войной, и назначило брата Императора Вильгельма королём Польши, а потому возвращение русских войск в Польшу нежелательно.

Пропаганда эта и служит побудительнейшей причиной перебежки их в сторону противника.

Вследствие изложенного, Главный начальник Округа приказал принять самые энергичные меры, как к прекращению означенной пропаганды, так и к выяснению лиц, ведущих её».

На этом мы поставим точку. Впервые эти уникальные документы были опубликованы в эмигрантском «Архиве русской революции» (Берлин, 20-е годы) Иосифом Гессеном, одним из лидеров кадетской партии.