Пока Александр Петрович «парился», его жена ходила в бронежилете, а её охрану обеспечивала Екатерина Мельникова с соратниками...

Вопрос участника интернет-конференции

Пока Александр Петрович «парился», его жена ходила в бронежилете, а её охрану обеспечивала Екатерина Мельникова с соратниками. Первой по улице шла жена Александра Петровича, за ней - соратники, следом ехала машина РУБОП.

В тяжёлое для Баркашова время, соратники защитили его семью. Но Александр Петрович не защитил Екатерину Мельникову и татарстанских соратников, которые угодили за решетку. Может в этом и слабость всех патриотических движений, когда лидеры думают только о своих амбициях, своей рубашке, а доверчивую молодёжь подставляют под удар властей?

Ответ А.П. Баркашова

Про машину РУБОП, друг мой, Вы соврали, потому что ГУВД вынуждено было распорядиться об охране только лишь после второго нападения на мою супругу, когда её уже хотели убить ножом в сердце, но по причине большого количества одетой одежды и наличия кевларового бронежилета лезвие ножа ушло в сторону и лишь нанесло моей супруге царапину. Хотя, судя по входному отверстию лезвия ножа, а также по тому, что нож пробил и переднюю, и заднюю стенки кевларового бронежилета, удар был очень сильным. И только после того, как по этому поводу было сделано заявление, которое получило широкий резонанс не только в российской, но и в зарубежной прессе, ГУВД, чтобы отвести подозрения от себя, было вынуждено распорядиться «о выделении охраны Натальи Баркашовой, её детей и имущества» и возложило это на Озёрское ОВД.

Да, чтобы всем всё было до конца понятно, раз уж ты влез, такой сладенький, подлить говна, то проясню ситуацию насчёт использования меня кем бы то ни было и насчёт морально-нравственного облика моих противников, от заказчиков и до исполнителей.

Когда я ещё находился в следственном изоляторе, моей жене, когда она шла по улице с детьми, люди, подъехавшие в автомобиле, предложили, чтобы она обеспокоилась своей собственной жизнью и жизнью своих детей, и чтобы быть спокойной за это, ей предложили передать через адвокатов мне, чтобы я сам себя оговорил, то есть дал показания, позволяющие следствию обвинить меня в том, чего не было. Но моя супруга – женщина смелая и крепкая, и по-мужски послала их, сами понимаете куда.

Через несколько дней, когда она пошла на родник за питьевой водой, где зимой вообще никого никогда нет, её поджидали два «джентльмена», видимо для отчётности один из них был с видеокамерой, второй же присутствовал с целью физического воздействия на неё. Со словами: «Так ты что, не поняла?», «джентльмен» нанес ей сильный удар в голову. Поскольку супруга моя мастер спорта по баскетболу, она врезала ему в ответ, как могла, что разозлило «джентльмена» и он ещё раз нанёс ей сильный удар в голову, а потом выкрутил и рванул руку. Второй «джентльмен» снимал всё это на камеру, чтобы заказчики убедились, что заказ исполнен.

В Озёрской районной больнице, когда мою жену доставили на скорой помощи, врачи установили сотрясение головного мозга и разрыв правого плечевого сухожилия, на что обращаю Ваше внимание. Но и этого «джентльменам» показалось мало. И уже несколько позже ранним утром на неё напали у ворот собственного дома, ударили кулаком в голову и нанесли удар ножом, который, слава Богу, хоть и был сильным, судя по пробитому кевларовому бронежилету, но ушёл в сторону. А милиция ни в первом, ни во втором случаях не торопилась возбуждать уголовных дел. И только после скандала в СМИ, в том числе зарубежных, спохватились, что все подозрения падают на действующую власть и на ментов. Областная прокуратура в экстренном порядке возбудила сразу два уголовных дела, объединила их в одно, но, сами понимаете, никого не поймала, а ГУВД тоже, видимо, чтобы отвести подозрение, распорядилось об охране. Только после этого к моей супруге приставили охрану от ГУВД. Но было это уже в марте 2006 года.

Очень большое количество соратников рвалось охранять мою семью. И многие приезжали и охраняли, проживая у меня в доме, на всякий случай. Но вот Ваше повествование лживое.

Что же касается казанской команды, то для них мы сделали всё, что возможно, даже больше, чем они заслужили, и я объясню почему. Во-первых, мы дали им бесплатного московского адвоката, потому что все местные адвокаты, как известно, дружат с прокуратурой. Во-вторых, виноваты сами, потому что делали не то, что я им сказал, и что они должны были делать как соратники РНЕ, а занимались всякой хуйнёй, особенно Женя Назаров. Екатерина Мельникова, с которой я неоднократно беседовал на эту тему, на словах обещала держать ситуацию под контролем, а на деле потворствовала общей самодеятельности.

Кроме того, значительная часть обвинений, за которые они были осуждены, была предъявлена им за их действия уголовного характера, которые они совершали ещё до вступления в РНЕ. И, вступая в РНЕ, человек должен сразу предупреждать об этом командира. Так что мы сделали всё, что могли, и даже больше, чем они того заслужили.

Кстати, что вы так переживаете за Женю Назарова, который, в отличие от других, в течение всего времени содержания под стражей названивал в офис РНЕ с целью узнать, как дела и что почём, не говоря уже о многих других вещах? Почему-то я не мог себе этого позволить, находясь два месяца в режиме строгой изоляции.

Уж пользуясь случаем Вашего якобы очерняющего меня вопроса, отвечаю Вам и многим другим, и хочу сказать, что супруга моя после двух сотрясений головного мозга, полученных в течение месяца, сейчас мучается периодическими сильными головными болями. И до сей поры ходит с разорванным правым плечевым сухожилием, отчего её правая рука на 20 процентов недееспособна. И не совсем удобно в этом признаваться, но придётся, чтобы не говорили всякие глупости в отношении моей «кому-то выгодной» деятельности... Я до сих пор не имею средств, чтобы моей супруге смогли сделать квалифицированную операцию по восстановлению функционирования правой руки, а также на то, чтобы провести квалифицированное обследование её головного мозга и соответствующее лечение, от последствий полученных ею травм.

Я это рассказал для того, чтобы было понятно всем тем, кто утверждает, что моя деятельность кем-то проплачивается, и кому-то выгодна, чтобы все могли представить себе моральный и нравственный облик и психологический портрет людей, которые таким образом пытаются воздействовать на своего политического противника. Для меня они просто – нелюди. А для Вас?