Хочу рассказать об истории моих отношений с РНЕ. Первоначально в моём регионе появилась организация...

 Вопрос участника интернет-конференции

Хочу рассказать об истории моих отношений с РНЕ. Первоначально в моём регионе появилась организация, руководителем которой был молодой парень криминального типа, с несколькими жидами в активе, уже засветившимися ранее как провокаторы.

Позднее молодого парня сменил бывший прапорщик Слава, также известный связями с ФСБ. И поскольку тогда у нас прошел процесс по взрыву у синагоги и одного обормота посадили, а он был русским, я решил с ним пообщаться лично. Рассказал ему, как и какой жид, из актива их РНЕ, и какие показания в органах и на суде давали. Эти жиды добровольно выступили свидетелями и «заложили» обвиняемого. На это Слава сказал мне, что эти жиды – вовсе не жиды, а вот я сам – весьма сомнительный тип, что вызывает подозрение, не работаю ли я с кем.

Из всего этого я, как общественник с опытом, сразу сделал вывод, что организация создана ФСБ, набита жидами и делать там нечего. Позже Слава говорил мне, что Баркашов спился, и по приезду в регион, с порога потребовал водку, и начал хлестать её... к тому же, стреляет по иконам, и то, что у него конфликт в активе с каким-то гомосеком Кассиным и тому подобное. Эта информация ещё более скептически настроила меня к РНЕ. Что Вы можете сказать по этому поводу?

Ответ А.П. Баркашова

Мне было трудно проконтролировать деятельность многочисленной в тот период организации и что уж взять, если, например, против сотрудников МВД, имеющего службу собственной безопасности, финансы и возможности, несоизмеримые с возможностями РНЕ, по официальной статистике, за прошлый год было возбуждено 27 тысяч уголовных дел. Разве я, не имея таких возможностей, как МВД, могу проконтролировать, где и в каком регионе, какого Славу выбрали руководителем?

Я могу лишь по факту их деятельности, не предусмотренной линией нашей организации, если этот факт выявлен, снять и выгнать руководителя или вообще распустить региональную организацию. И я всегда стоял на этой жёсткой позиции и, насколько мог, осуществлял жёсткий контроль, в меру имеющихся возможностей, заставляя людей заниматься тем, чему я их учу, а не придумывать себе всяческие забавы, не имеющие ничего общего с нашей деятельностью.

Судя по изложенному Вами, место имела провокация ФСБ, в которой участовал упомянутый Вами Славик. И те, как Вы выражаетесь, «жиды», которых Вы обнаружили в местном отделении, которые потом и дали показания, были участниками этой провокации. Славик, видимо, и организовал взрыв синагоги, а доверчивых подростков подначил на это.

Поэтому я безжалостно выгонял людей, которые приходили в РНЕ, преданно смотрели мне в глаза, клялись, что «ни вправо, ни влево, а только по указанной дороге»... а потом делали за моей спиной совершенно противоположное. Чаще всего такие люди становились хорошим материалом для провокаций спецслужб.

Просто мотивы людей, приходивших в РНЕ, были совсем не теми, что они заявляли. Им нужен был авторитет организации и моя фамилия, кому-то для решения собственных меркантильных дел, кому-то для решения финансовых вопросов, а кому-то это помогало выбраться в местные органы власти, ну и для прочей ерунды. Были и те, которые долго таились, но потом попадались на попытке организовать заурядную провокацию. Мы, конечно, их не казнили за это, но, собирая актив РНЕ, открыто и прилюдно уличали их в содеянном, объясняли им, кто они по жизни в действительности есть, и в присутствии всех выгоняли вон. Обычно такие людишки, униженные в присутствии большого коллектива и разоблаченные до конца с потрохами, использовались спецслужбами в силу их озлобленности на меня. Когда таких людей набиралось больше, чем 10, они делали пародию на конференцию или просто заявляли через подконтрольные СМИ, что меня исключили из РНЕ. Вот и прикиньте, как мне было легко все эти, ну, как минимум, последние 16 лет.

У нас «гомосеков» в организации уж точно не было и нет, а конфликта с теми, кто пришёл в мою организацию, быть не может. Я просто выгнал Кассина за то, что он присвоил значительную сумму выделенных ему общественных денег для печати тиража газеты. Это первое. А второе, пользуясь тем, что я взял себе месяц отдыха, Кассин, будучи ещё в РНЕ, пытался найти неустойчивых людей, чтобы перетащить их в тогда создаваемую партию мэра Волгограда, своего приятеля, которого потом с мэров сняли и посадили.

Когда я вернулся из отпуска, и всё это прояснил в совокупности, я просто выкинул его вон, вот и весь конфликт. А что касается водки, так ведь вы же её со мной не пили, но почему-то Славику поверили. Вы же сами утверждаете, что с самого начала не доверяли ему и его окружению. Странная у вас какая-то психология.

Отвечу из принципа. Водку ни у кого не требовал, так как уж точно мог позволить себе сам. Выпить мог много, не пьянея... во всяком случае, ребята, с виду бы и покрепче меня, да и по размерам крупнее, уже лежали, а я ещё был на ногах. Но хвалиться здесь нечем. Каждый день я водку не пил, а уж если у меня друг погиб или жена первая умерла, то, наверное, каждый поймёт, что какое-то время, может быть, это единственное средство, чтобы заполнить образовавшуюся в сердце пустоту. Во всяком случае, уже лет так 8 я даже пиво не пью.