Александр Петрович, в чём причина конфликта с Пашукаевой?

 Вопрос участника интернет-конференции

Александр Петрович, в чём причина конфликта с Пашукаевой? По своему демонстративному угодничеству Вам, она просто не знала границ, со стороны это выглядело даже как-то противно.

Ответ А.П. Баркашова

Никакого конфликта, и я об этом уже говорил в отношении Кассина, у меня в принципе с Пошукаевой быть не могло. Я – руководитель, а она – дежурный по телефону.

Её демонстративное угодничество было неприятно не только Вам, но и многим другим, в том числе и мне. Но дело не только в угодничестве, но чрезмерной демонстрации приверженности нашим идеям, даже в узком кругу соратников во время собраний.

И мне неоднократно говорили о том, что, дескать, не тот она человек, вроде и рубашку рвёт, а вот за глаза другое приходится слышать, давайте её выгоним, на что я отвечал: «Держи врага своего рядом с собой». И вот, когда Пошукаева совсем уже потеряла чувство бдительности и меры, а я нарочно отъехал на отдых в деревню, пославшие её, видимо, решили, что пора сделать провокацию против РНЕ. И видно, что их торопили. Она же, пользуясь моим отсутствием, стала обзванивать регионы, минуя командиров, звонила лично соратникам, с которыми она успела установить связь, и от моего имени стала созывать их в Москву под предлогом, что должны произойти какие-то массовые народные волнения, в которых мы должны принять участие, и это распоряжение Баркашова.

Конечно, провокация простоватая и глуповатая, и те, кому она звонила, сразу обращались к командирам, которые (не со своего телефона) звонили на мой никому не известный номер, и докладывали о такой ситуации, понимая, что, в случае чего, я бы не поручил этого ей, минуя них. Когда звонков стало больше пяти, я решил, что пора девушку и её кураторов поставить на место, а к этому времени у нас ещё и в московской организации накопилось человек пять, которые были несколько осторожнее, но, не без нашей осведомлённости, занимались тем же самым. Символично, но фамилия одного из них – Козлов. И поскольку на дворе был уже сентябрь – начало, – я вызвал помощника, которому доверяю, изложил суть дела (что, в принципе, ему было известно, но не во всех подробностях) и приказал с послезавтрашнего дня, когда Пошукаева должна выйти на дежурство, встретить её, зачитать приказ, «за что и почему», со ссылкой на регионы, которым она делала подобные предложения, объявить ей, что она исключена из РНЕ за попытку устроить провокацию против организации, пройти с ней вместе в комнату, дать возможность забрать личные вещи и выставить за дверь с напутствием никогда более не показываться вблизи нашего офиса. Через несколько дней на общем собрании мы подняли ещё и московских «соратничков», которые были в одной с ней упряжке, но более осторожных, и при всех уличили их в этом. И точно так же исключили из РНЕ.

Видимо, такое массовое избавление от враждебной агентуры, в том числе потеря такого важного агента, как Пошукаева, которая обеспечивала хоть какой-то информацией определённое время, очень сильно обидело тех, кто за этим стоял, отсюда и последовали ментовские наезды. В декабре того же года, если не забыли, то газеты писали, что Баркашова арестовали не за то, что он надавал поджопников и пинков оперуполномоченному Стекольникову, а потому, что готовил переворот в отдельно взятом городе – Коломне. Над этим все, конечно, посмеялись, но тенденция прослеживается.